Что нового в судебной практике 2016 года по вопросам займов?

13 апреля 2016 года Президиумом Верховного суда РФ утвержден Обзор судебной практики Верховного Суда РФ N 1.

Пока расписка на руках кредитора, обязанность доказывать выплаты лежит на заемщике.

Наличие долговой расписки у заимодавца подтверждает неисполнение денежного обязательства со стороны заемщика, если последним не будет доказано иное.

Суть дела: Гражданка И. обратилась в суд с иском о взыскании с заемщика долга по договору займа и процентов за пользование чужими денежными средствами. Решением суда 1 инстанции в удовлетворении требований отказано. Судом установлено, что в подтверждение договоров займа и их условий в материалы дела истцом представлены расписки, из содержания которых следует, что 20 марта 2008 г. гражданка Д. взяла 200 000 руб. под 4% в месяц на неопределенный срок, обязалась выплачивать проценты от суммы каждый месяц 20 числа наличными, остальную сумму обязалась вернуть по требованию. 30 октября 2008 г. она же взяла еще 100 000 руб. под 4% и обязалась отдавать 20 числа каждого месяца проценты от суммы. Между сторонами не был заключен договор займа, а имеющаяся в деле расписка не подтверждала факт получения денежных средств именно у истца, поскольку не содержала сведений о заимодавце и обязательства должника по возврату заемных сумм. Исходя из этих обстоятельств, суды и отказывали гражданке И. во взыскании денег с заемщика.

Позиция ВС РФ по данному делу: Согласно ст. 161, 808 ГК РФ договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случае, когда заимодавцем является юридическое лицо, - независимо от суммы. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей. В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющий передачу заимодавцем заемщику определенной денежной суммы.

Таким образом, для квалификации отношений сторон как заемных необходимо установить соответствующий характер обязательства, включая достижение между ними соглашения об обязанности заемщика возвратить заимодавцу полученные денежные средства. Передача денежной суммы конкретным заимодавцем заемщику может подтверждаться различными доказательствами, кроме свидетельских показаний.

По смыслу ст. 408 ГК РФ, нахождение долговой расписки у заимодавца подтверждает неисполнение денежного обязательства со стороны заемщика, если им не будет доказано иное.

Займ, полученный одним из супругов, является личным пока не доказано его использование на семейные нужды.

В случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из п. 2 ст. 45 СК РФ, бремя доказывания которых лежит на стороне, претендующей на распределение долга.

Суть дела: Гражданин В. обратился в суд с иском к супругам М. и П. о взыскании суммы долга. В обоснование иска Истец указал, что по договору займа, оформленному распиской и соглашением об окончательном урегулировании финансовых взаиморасчетов в рамках совместных коммерческих проектов в целях закупки товаров, а также для приобретения недвижимости, передал определенную денежную сумму гражданину М. На момент заключения договора займа М. состоял в браке с П. Обязательства по возврату денежных средств по договору займа М. исполнены не были и он просил взыскать сумму долга с супругов солидарно. Суд первой инстанции, удовлетворяя исковые требования, исходил из того, что поскольку на момент заключения договора займа П. состояла в браке с М. и денежные средства, полученные М. от В., были потрачены на нужды семьи ответчиков, в частности на развитие совместного бизнеса и на покупку недвижимости, то данные денежные средства являются общим долгом ответчиков по делу.

Позиция ВС РФ по данному делу: Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ по кассационной жалобе гражданки П. отменила состоявшиеся по делу судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям. В соответствии с п. 3 ст. 39 СК РФ общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям. Согласно п. 2 ст. 45 СК РФ взыскание обращается на общее имущество супругов по общим обязательствам супругов, а также по обязательствам одного из супругов, если судом установлено, что все, полученное по обязательствам одним из супругов, было использовано на нужды семьи. Таким образом, для возложения на гражданку П. солидарной обязанности по возврату заемных средств обязательство должно являться общим, Т.Е., возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо являться обязательством одного из супругов, по которому все полученное было использовано на нужды семьи.

П.2 ст. 35 СК РФ установлена презумпция согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом. Однако положения о том, что такое согласие предполагается также в случае возникновения у одного из супругов долговых обязательств с третьими лицами, действующее законодательство не содержит.

Сделав вывод о том, что денежные средства, взятые ответчиком М. в долг у Истца, были потрачены на нужды семьи, в том числе на покупку недвижимости, суд указал, что доказательств обратного гражданка П. не представила. По данному делу юридически значимым обстоятельством являлось выяснение вопросов об установлении цели получения гражданином М. заемных средств, а также были ли потрачены денежные средства, полученные на нужды семьи. Исходя из материалов дела ни Истцом ни Ответчиком М. не было предоставлено доказательств расходования денег на нужды семьи, что и явил ось основанием для отмены постановлений нижестоящих судов.

Положения Закона РФ "О защите прав потребителей" о взыскании неустойки не подлежат применению к отношениям сторон кредитного договора.

Последствием признания недействительными условий кредитного договора об уплате комиссионного вознаграждения за обслуживание счета, как ущемляющего права потребителя, является возмещение возникших убытков, наличие и размер которых подлежат доказыванию потребителем.

Суть дела: Гражданин Ш. обратился в суд с иском к банку и просил о применении последствий недействительности ничтожной сделки в части, взыскании комиссии, неустойки, штрафа, судебных расходов. Между Ш. и банком был заключен договор на получение персонального кредита в офертно-акцептной форме. Обязательства банка перед истцом по предоставлению суммы кредита были исполнены в полном объеме. Принятые на себя обязательства гражданин Ш. исполнял надлежащим образом, платежи по кредиту и проценты за пользование денежными средствами уплачивал ежемесячно. Помимо платежей по кредиту и процентов за пользование денежными средствами истцом ежемесячно уплачивалась комиссия за обслуживание счета.. Суд 1 инстанции исходил из того, что включение банком в кредитный договор условия об уплате комиссионного вознаграждения за обслуживание счета, который выполняет функции ссудного счета, ущемляет установленные законом права потребителя, что согласно ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей", является основанием для признания такого условия недействительным.

В связи с этим, на основании ст. 28 и 30 Закона «О защите прав потребителей» в пользу истца была взыскана неустойка за просрочку исполнения обязанности по возврату комиссии.

Позиция ВС РФ по данному делу: Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ в признала такие выводы ошибочными по следующим основаниям. По кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее. В соответствии с Законом "О банках и банковской деятельности"" процентные ставки по кредитам, по вкладам (депозитам) и комиссионное вознаграждение по операциям устанавливаются кредитной организацией по соглашению с клиентами, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Постановлением Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" разъяснено, что под финансовой услугой следует понимать услугу, оказываемую физическому лицу в связи с предоставлением, привлечением и (или) размещением денежных средств и их эквивалентов, выступающих в качестве самостоятельных объектов гражданских прав (предоставление кредитов (займов), открытие и ведение текущих и иных банковских счетов, привлечение банковских вкладов (депозитов), обслуживание банковских карт, ломбардные операции и т.п.).

В силу п. 1 ст. 16 Закона о защите прав потребителей условия договора, ущемляющие права потребителя признаются недействительными. Если в результате исполнения договора, ущемляющего права потребителя, у него возникли убытки, они подлежат возмещению в полном объеме. Из этого следует, что последствием признания недействительным условия кредитного договора (например, об уплате комиссионного вознаграждения за обслуживание счета), является возмещение возникших убытков, наличие и размер которых подлежат доказыванию потребителем.

Суды нижестоящих инстанций ошибочно применили к отношениям сторон положения ст. 28 и 30 Закона о защите прав потребителей, регламентирующих последствия нарушения исполнителем сроков выполнения работ (оказания услуг) и сроков устранения недостатков выполненной работы (оказанной услуги), поскольку действия кредитной организации по взиманию комиссии по обслуживанию счета не являются тем недостатком работы (услуги), за нарушение сроков выполнения которой может быть взыскана неустойка.